fru_snork (anik06) wrote,
fru_snork
anik06

Categories:

Дом Поэтов. Градницы.



Как вы пишете посты про поездки? Расскажу о том, как это делаю я. Конечно у нас, путешествующих, есть предварительная информация о том, куда едем, что посмотреть (пароли/явки). Потом само путешествие со множеством фото и впечатлений. А потом  каждого разрывает на части мысль о том, как рассказать и передать все это друзьям. И начинаешь обрабатывать фото (это не я)), только муж свои "шопит")), искать более детальную инфу..
Так вот и я. Пишу сейчас о Градницах, Доме поэтов. Имена Гумилева и Ахматовой.. Ну и наткнулась на интересную статью о том, как был создан этот мемориальный музей. И это оказалось очень интересно. Поэтому скорее тут будет рассказ не совсем о музее, а о людях, которые смогли в глухом и запуганном пропагандой районе воздать должное памяти великим русским поэтам.

Я тут осмелюсь кратко воспроизвести воспоминания Евгения Евгеньевича Степанова, как рождались бежецкие пенаты Н. С. Гумилёва и А. А. Ахматовой.
В рассказ Е.Е. Степанова буду вкраплять свои фото.

О людях, которые стояли у истоков этого движения.

...
Ведь дом сохранился, можно сказать, — чудом. Но это — рукотворное чудо, осуществившееся только благодаря тому, что есть на нашей земле подвижники, действовавшие вопреки запретам, наложенным советской властью на имена поэтов. С двумя из них автору посчастливилось познакомиться, когда он в 1982 году решил найти, где находилась усадьба Слепнево, принадлежавшая семье Николая Гумилёва, и о которой Анна Ахматова писала:

«Слепнево для меня, как арка в архитектуре. <...> Сначала маленькая, потом все больше и больше и наконец — полная свобода. <...> Слепнево. Его великое значение в моей жизни. <...> Слепнево — русская речь — природа — люди. <...> Каждое лето с 1911 до 1917».
Отправляясь в первый раз, нам не было известно, уцелела ли усадьба и где ее надо искать. Знали только, что находилась она где-то в районе Бежецка. Местные власти и сотрудники Бежецкого музея ничего не могли сказать (или не хотели), скорее, они пугались, когда мы упоминали Ахматову и Гумилёва. Но после длительных препирательств, понимая, что отделаться от нас не удастся, директор музея назвала нам имя человека, который, возможно, что-то знает, и дала его адрес. ..

Итак — Виктор Семенович Анкудинов. Жил он в центре Бежецка, в Первомайском переулке, рядом с самым красивым домом города — домом купцов Неворотиных на Большой улице...Оказалось, что он был одноклассником и другом Льва Гумилёва. ..Он постоянно переписывался со Львом Гумилёвым и передал мне письма Л. Гумилёва к нему, относящиеся к публикации романа В. А. Чивилихина «Память», в котором последний обрушился на Л. Н. Гумилёва с критикой, скорее напоминающей политический донос. В. Анкудинов поведал нам все о Слепневе, чуть позже свел со Львом Гумилёвым и направил нас к еще одному поразительному человеку, бывшему морскому офицеру, поклоннику Гумилёва и Ахматовой, жителю Твери, краеведу Дмитрию Васильевичу Куприянову, с которым мы познакомились на обратной дороге из Бежецка...
.. Мало кому известно, что в ноябре 1919 года Гумилёв в Бежецке по предложению Бежецкого отдела народного образования прочел доклад о современном состоянии литературы в России и за границей. Собрал громадное для уездного города количество слушателей. Местное литобъединение обратилось с просьбой о своем включении во Всероссийский Союз поэтов. Гумилёв обещал ходатайствовать. 1 марта 1921 года в местной газете «Бежецкая жизнь» появилась заметка об учреждении в Бежецке, под председательством Н. Гумилёва, местного отделения «Союза поэтов».

...В. С. Анкудинов подробно описал непростой маршрут в Слепнево. От него мы впервые услышали, что само Слепнево исчезло, там остался только описанный Ахматовой вековой дуб, но сам усадебный дом чудом сохранился, переехав в 1930-е годы в село Градницы. На следующий день состоялся наш первый поход в Слепнево. Это было в ноябре 1982 года, очень холодном...
...И, наконец, мы попали в село Градницы, где и стоял Слепневский дом.



Но попасть внутрь нам тогда не удалось. В нем размещалась сельская школа, закрытая на ноябрьские праздники. На обратной дороге в Твери мы познакомились с Д. В. Куприяновым и его женой. Встретив нас настороженно, он очень быстро раскрылся, и мы на долгие годы стали друзьями, часто бывая у него и впоследствии неоднократно совместно посещая Слепнево, устанавливая новые мемориальные доски, которые он изготовлял.
Справедливости ради отмечу, что в начале 1980-х годов вдохнуть жизнь в Слепневский дом в Градницах предпринял ленинградский литератор М. М. Кралин. ..Однако вскоре в Калининский обком поступила «телега» о том, что «Кралин создает при попустительстве местных властей антисоветский музей Гумилёва», и ему пришлось, не солоно хлебавши, вернуться в Ленинград. С тех пор местные власти особо рьяно принялись «охранять» свои позиции от инородного вторжения, о чем мне много рассказывал Д. В. Куприянов, пытавшийся пробить хоть маленькую брешь в их обороне.

Вскоре мы, по рекомендации Анкудинова, посетили в Ленинграде Льва Николаевича Гумилёва и его жену Наталья Викторовну. Они жили тогда в коммунальной квартире на Большой Московской улице. Благодаря рекомендации Анкудинова, мы стали друзьями и часто бывали у них дома, слушая его интереснейшие рассказы, и, в свою очередь, всегда рассказывая им о наших поездках и находках. В частности, мне удалось первым подарить ему «Африканский дневник» отца, обнаруженный в Кишиневе, который он считал безвозвратно утраченным. ..
..В следующий раз мы были в Бежецке в марте 1983 года. Очаровательный городок! Из Бежецка мы отправились в Градницы. Троицкая церковь представляла грустное зрелище, особенно колокольня.
(как вы видите "воз и ныне там"((( )





На этот раз мы попали в здание школы, но ничто не отражало там прошлой жизни дома. Потом — непростая дорога в Слепнево. Приходилось преодолевать вброд холодные водные преграды. Слепневский парк был сильно запущен. Памятную доску мы не нашли — она была в очередной раз уничтожена местными властями. Пришлось ее восстанавливать из подручных средств — каких-то частей сельхозтехники. Кстати, простояла эта доска несколько лет, до 1986 года. ...
Следующую, весьма продуктивную и продолжительную поездку мы совершили в сентябре 1983 года. Д. В. Куприянов снабдил нас подробной картой всех окрестностей. Многие из них перечислены в дарственной надписи Гумилёва на книге «Чужое небо», вышедшей в 1912 году:

«Оле Кузьминой Караваевой с горячей двоюродно-братской любовью. Н. Гумилёв.

Мы с тобой повсюду рыскали,
Скукой медленной озлоблены,
То проворны, то неловки,
Мы бывали и в Борискове,
Мы бывали и в Подобине,
Мы бывали и в Дубровке.
Вот как мы сдержали слово
Ехать на лето в Слепнево.»
... Но осуществили мы тогда, совместно с Анкудиновым и Куприяновым, еще одну важную акцию в Бежецке. Дело в том, что на местном кладбище были похоронены мать и сестра Н. Гумилёва — А. И. Гумилёва и А. С. Сверчкова. Но могилы их были уничтожены, и пришлось долго искать их истинное местоположение, чтобы их восстановить. Поисками занимались, по просьбе Л. Н. Гумилёва, Анкудинов, Куприянов и другие бежечане. А мы участвовали тогда лишь в их восстановлении. Об этом был составлен «Акт», подписанный нами чуть позже у Л. Н. Гумилёва.

****************************************************************

Тогда же мы привели в порядок восстановленные ранее могилы на Бежецком кладбище.

Побывали мы и в Градницах. В доме все еще работала школа. Однако тогда удалось внутри повесить памятную доску, посвященную Ахматовой. Упоминание Гумилёва, семье которого дом и принадлежал, было категорически запрещено.

Примерно тогда же мы познакомились в Москве с еще одним удивительным человеком и подвижником — Станиславом Стефановичем Лесневским. Он всю жизнь занимался изучением творчества А. Блока, каждый год в первое воскресенье августа устраивал Блоковские праздники поэзии на поляне в Шахматово, где располагалась сожженная в годы революции усадьба А. Блока, и именно благодаря С. Лесневскому усадьба была воссоздана. В ней разместился уже многим знакомый мемориальный музей-заповедник А. Блока. Нам удалось заинтересовать его бежецкими памятными местами, связанными с именами Гумилёва и Ахматовой, и, начиная с 1987 года, мы с ним постоянно бывали в Бежецке, Градницах и Слепневе.

Но наш визит в Бежецк, пока без него, в 1986 году был печальным... Совершенно неожиданно, при трагических обстоятельствах, 21 марта 1985 года, не в своем доме, ушел из жизни полный сил Виктор Семенович Анкудинов. Это была огромная утрата... Тогда же мы узнали, что и над усадебным Слепневским домом в Градницах сгустились тучи. Школа там доживала последние дни. Краткая историческая справка: после революции в Слепневе была своя начальная школа. Учителем и директором там работал Раевский Иван Михайлович — сын попа в соседней деревне Сулега (красивая церковь там сохранилась, хотя сама деревня сильно поредела). Школа размещалась в барском доме, учеников было мало, по этой причине в 1935 году здание было разобрано и перевезено в Градницы, так как школа там сгорела. Эту работу выполняли старые, опытные плотники; один из них, Иван Дмитриевич Гаврилов, житель соседнего села Теребени, рассказал нам, как осуществлялся перенос. Дом после его сборки в Градницах практически не претерпел никаких изменений. Даже настил полов, кровельное железо и перила внутренней крутой лестницы были сохранены. Не изменилась и внутренняя планировка — школу она вполне устраивала. Так что, несмотря на переезд, дом сохранил в себе дух подлинности. Дом в Градницах стоит недалеко от церкви, в небольшом парке, на месте бывшего кладбища, о чем прошу помнить — к этому я вернусь чуть позже.



Дом двухэтажный, если считать вторым этажом крестообразный мезонин с четырьмя симметрично расположенными комнатами. Как и раньше, на второй этаж, где была комната Ахматовой и Гумилёва, ведет крутая лестница. Окна их комнаты выходили на север — дом сориентирован так, как он стоял и в Слепневе. О своей комнате Ахматова писала —

...Отсюда раньше вижу я зарю,
Здесь солнца луч последний торжествует.
И часто в окна комнаты моей
Влетают ветры северных морей...


Слева была комната их сына Левы, справа — Анны Ивановны Гумилёвой, а напротив жила сестра Гумилёва Александра Степановна Сверчкова. На первом этаже размещалась столовая, гостиная и комнаты Кузьминых-Караваевых, внучек Варвары Ивановны Львовой (по мужу — Лампе).

Скорее всего, ничего в местной жизни не изменилось бы, разве что дом вскоре мог исчезнуть, если не начавшаяся в стране в 1986 год горбачевская перестройка. Она счастливо совпала со столетним юбилеем Николая Гумилёва, когда наконец-то с его имени был снят запрет, и в апреле (а родился он 3/15 апреля) появились первые его публикации. Знаменательное событие произошло в декабре 1986 года в Москве. В ЦДЛ прошел первый вечер, посвященный исключительно обитателям Слепнева. Организовывали его В. Енишерлов и С. Лесневский. В вечере самое активное участие принимал Лев Николаевич Гумилёв. Кажется, чуть ли не в единственный раз. Выступал он несколько раз, блестяще читал стихи отца, очень интересно рассказал о Бежецкой жизни. Его рассказ приведен в указанной выше публикации в «Нашем наследии». Запись всего вечера у меня хранится. Выступил на том вечере и специально на него приехавший Д. В. Куприянов. Там же было принято решение провести праздник и в Бежецке. Самое деятельное участие в его подготовке принял С. Лесневский. Первый раз мы отправились с ним в Бежецк в начале марта 1987 года. В первую очередь он посетил могилы, провел, вместе с Куприяновым, чтения в местной библиотеке. Побывали мы во многих окрестностях, в том числе заехали в Сулежский Борок, где супруги Матвеевы заметно расширили экспозицию школьного музея, посвященного поэтам. Но самые экзотические чтения прошли в Градницах. Стоял сильный мороз, а чтения проходили в не отапливаемом местном Доме Культуры. Основные слушатели — мерзнущие в шубах школьники младших классов. Но это никак не смутило истинного подвижника С. Лесневского.

Завершилась поездка в Твери, в музее Салтыкова-Щедрина, где главным ревнителем увековечивания имен Ахматовой и Гумилёва на Тверской земле была проживавшая тогда там и работавшая в музее Лида Богданова. Было решено провести первый Ахматовский праздник в Градницах и Бежецке в июне этого же года.

И действительно, первый, пока только Ахматовский праздник, на Тверской земле состоялся в июне 1987 года. Он пришелся на «День города» в Бежецке. Из Москвы Лесневским был организован автобус с делегацией писателей и почитателей поэтов. Из Бежецка автобус сразу же направился в Градницы. На доме была установлена первая «мемориальная доска», не без казуса. Вначале долго пришлось уговаривать устроителей, чтобы на ней появилось имя Гумилёва. Когда это удалось и вынесли доску, оказалось, что Гумилёва написали на ней через «е» — «Гумелев». Пришлось срочно букву закрашивать. Успели, но следы переделки были заметны.

Посетила московская делегация тогда и Слепнево. Было сухо, и большую часть непростого пути удалось проехать на автобусе. Все ранее установленные нами памятные знаки были убраны. Вместо большой доски на дубе прибили «свою», на которой главным «героем» оказался сам дуб, как памятник природы. А вместо доморощенного знака, простоявшего почти четыре года, поставили доску, на которой упоминалась только Ахматова. Затем все вернулись в Градницы.

Школа из усадебного дома была выселена, и в доме появилась первая скромная мемориальная экспозиция, в основном, посвященная Ахматовой, но и с несколькими фотографиями Гумилёва, без указания того, что именно его семье принадлежал дом. На поляне перед домом была поставлена эстрада, на которой, под дождем, выступили многие литераторы и поэты, в том числе Лесневский и Куприянов. Собралось много местных жителей — для них все это было впервые...

...Но близился столетний юбилей Ахматовой, а над мемориальным домом в Градницах, как я уже говорил, сгустилась смертельная угроза. Вот уже три года он был бесхозным. А какова судьба бесхозного старого деревянного дома, стоящего посреди села, — известно. Во-первых, он разрушается, во-вторых, в любой момент он может сгореть — случайно или намеренно… Надо было принимать меры. Мною было составлено «Открытое письмо» подписанное известными деятелями отечественной культуры: Михаилом Гаспаровым, Львом Озеровым, Вадимом Черныхом, Сергеем Шервинским, Никой Глен, Виталием Виленкиным, Вадимом Перельмутером, Евгением Витковским, архитектором-реставратором Игорем Шургиным и другими.

Письмо было опубликовано в марте 1989 года в газете «Советская культура», имело большой резонанс. В результате к срочной реставрации дома был привлечен трест «Союзреставрация» во главе с лучшим специалистом по деревянной архитектуре Игорем Шургиным. Работа закипела. Не обошлась она и без сенсаций. При очистке стен от старых обоев под ними были обнаружены газеты 1930-х годов с портретами вождей, с отчетами о процессах над «врагами народов» и прочими интересными материалами. Жаль, что в спешке все они были уничтожены. А можно было бы, для памяти, оставить хотя бы их фрагмент. Но времени оставалось слишком мало…
... Обитатели Слепнева часто посещали Градницы, так как там располагалась построенная в 1794 году Троицкая церковь. И последний путь жителей Слепнева лежал в Градницы — своего погоста в Слепневе не было. Об этом — строки Анны Ахматовой:

Буду тихо на погосте
Под доской дубовой спать,
Будешь, милый, к маме в гости
В воскресенье прибегать —
Через речку и по горке...

Это — о Градницах, о дороге из Слепнева в Градницы. Около церкви располагался погост — старинное сельское кладбище, фамильное кладбище Львовых. Там были похоронены Иван Львович и Юлия Яковлевна, дед и бабушка Гумилёва, брат его матери Анны Ивановны контр-адмирал Лев Иванович Львов и другие их родственники. От кладбища не осталось и следов. Церковь же нуждается в срочной реставрации, особенно безобразно выглядит колокольня, точнее, то, что от нее осталось. Я, выступая ранее в разных местах, говорил, что дом в Градницах поставили на место бывшего старинного кладбища, где хоронили и всех обитателей Слепнева. Я как бы этим подчеркивал, что дом стоит на костях своих предков. И, действительно, реставрация подтвердила это, показала, что в его фундамент были заложены надгробные камни. Укрепляя фундамент, реставраторы их извлекали. И первым извлеченным надгробием оказалось надгробие с могилы деда Николая Гумилёва по матери Ивана Львовича Львова — родился 6 октября 1806 года, скончался 10 марта 1875. Даты его жизни впервые удалось установить по надписи на надгробии. Сейчас это надгробие поставлено рядом с домом.



Реставраторы успели завершить основные работы к июню 1989 года, когда отмечалось столетие Анны Ахматовой. Лесневский и на этот раз привез делегацию из Москвы. Опять состоялся поход на кладбище, в Доме Культуры прошел посвященный Ахматовой вечер. Состоялась поездка в Градницы и Слепнево. На доме повесили новую мемориальную доску, на этот раз — без ошибок. В доме многое изменилось2. Перед домом установили извлеченные при реставрации надгробные памятники, в том числе и деда Гумилёва. А затем прошел традиционный концерт на поляне перед домом. В Слепневе заменили доску с надписью, что это памятник природы. Просто дали цитату из стихотворения Ахматовой. А рядом, на месте, где предположительно стоял дом, водрузили огромный валун, по образцу Блоковского мемориала в Шахматово, а на нем прибили табличку, где на этот раз впервые упомянули двух поэтов: первым — Гумилёва, затем — Ахматову.

С тех пор, на протяжении нескольких лет, Ахматовские праздники проводились в Бежецке и Градницах каждое лето. В самом Бежецке в то время работали два хороших музея: музей писателя Вячеслава Шишкова и музей основателя оркестра русских народных инструментов В. В. Андреева. В музее Шишкова, усилиями Лесневского и сотрудников Тверского музея, в частности, Лиды Богдановой, была организована хорошая постоянная экспозиция, посвященная, в основном, Ахматовой, но частично и Гумилёву. Однако мне в 90-х годах удалось побывать в Бежецке, Градницах и Слепневе только один раз, вне всяких праздников. Там ничего не изменилось. В 2003 году в Бежецке на главной, Большой улице, недалеко от музея, скульптором Андреем Николаевичем Ковальчуком был установлен оригинальный памятник семье Гумилёвых....

...Но особенно порадовал музей в Градницах. В нем многое изменилось, И он приобрел официальный статус музейно-литературного центра «Дом поэтов» — филиал Тверского музея. Его штат составляют две сотрудницы. Там нас любезно приветствовала Елена Ивановна Полеванова, дочка первой хранительницы музея Галины Ивановны Алёхиной. Экспозиция музея значительно расширилась, она теперь занимает все два этажа. В ней отражена жизнь всех его обитателей — Николая Гумилёва, Анны Ахматовой, Льва Гумилёва, Александры Сверчковой. Важно, что не забыты в музее и такие подвижники, как Дмитрий Васильевич Куприянов и Виктор Семенович Анкудинов — истинные «первопроходцы». Оборудованы мемориальные комнаты. Много места отведено окружению Гумилёва и Ахматовой. На первом этаже имеется хорошая библиотека, отражающая творчество обитателей дома. Так что дом в Градницах теперь — полноценный музей, посвященный Николаю Гумилёву, Льву Гумилёву и Анне Ахматовой. Главное — сохранить его, не дать ему умереть, постоянно вливая в него — новую жизнь! Лучшего памятника поэту Николаю Гумилёву — не придумать. Поэтому не стоит лить крокодиловы слезы, как некоторые делают, в связи с якобы полным отсутствием музеев, посвященных Гумилёву. Хотя, конечно, такой музей должен быть создан — в Петербурге или Царском Селе. Хорошо бы и в сохранившемся доме в Бежецке, где жила семья Гумилёва после революции и где до 1929 года жил Лев Гумилёв, оборудовать хотя бы одну мемориальную комнату. Только жаль, что ушли из жизни все те подвижники, которым мы во многом обязаны тому, что на Тверской земле возник и продолжает жить такой замечательный музей, как «Дом поэтов». Вспомним их и помянем добрым словом. Первым ушел из жизни Виктор Семенович Анкудинов: 23.06.1913-21.03.1985. Затем не стало Льва Николаевича Гумилёва: 1.10.1912-15.06.1992. За ним последовал Дмитрий Васильевич Куприянов: 2.07.1919-30.12.2002. И последним покинул эту землю Станислав Стефанович Лесневский: 4.10.1930-18.01.2014. Мир их праху...

Закончить свою «историческую справку» я хочу стихотворением Николая Гумилёва, посвященным всем тем местам, о которых шла речь. Написано оно летом 1912 года в Слепневе:

Почтив как должно дам прекрасных,
Я предлагаю тост за гласных,
Чтоб от Слепнева до Дубровки
И из Борискова в Слепнево
Дороги всюду были ловки,
Как мною сказанное слово.
Чтоб в мире стало по иному,
Чтоб было хорошо на свете
И пешему, и верховому,
И всем сидящим в трундулете!
















Мы приехали в Градницы рано утром прямо к открытию музея в 10 часов. Нас радушно встретила и провела по залам Елена Ивановна Полеванова, заведующая музея. Очень бережное, с любовью собранное собрание артефактов, реликвий и упоминаний.. И за всем этим трагическая судьба поэтов и их сына, а также поистинне самоотверженный труд энтузиастов.
Спасибо им.

Этот музей наша кульминационная точка поездки.
Tags: Тверская область, музей
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments